?

Log in

No account? Create an account
Моему самому прекрасному другочеловеку срочно нужна работа в Москве. По образованию филолог, но с серьезным опытом и навыками в смежных сферах (менеджмент, работа с клиентами и проч.) Вдруг, ну вдруг кто слышал-видел-ищет надежного партнера... Резюме - в личку.

мел-о-мания в 42 п.

1. Я всегда терпеть не могла Пугачеву. Всегда.
2. Вчера почему-то в голове пропел Николаев «Выпьем за любоооофь», и подпевка гнусавыми голосами подхватила «за любооооофь» - чуть не стошнило
3. В детстве меня ужасно раздражала Шульженко, даже с папой как-то поссорилась, помню, настойчиво ему дерзила.
4. Сейчас у меня есть на панели ноута кнопка «Старое радио» - возвращает в детство. Так любопытно, много сладкоголосых теноров, излюбленный прием, когда хор девушек подхватывает за солистом строчки и повторяет их, хороши серебристые голоса детских хоров, вообще, хоровое пение было качественным, жаль, сейчас это в России непопулярно. Думаю, что получала бы наслаждение, «поя» в хоре)
5. Джаз я особо не любила, сейчас отношусь терпимее. Думаю, меня раздражала неуловимость формы, текучесть, привычная гармония звуков всегда была предпочтительнее. Черный все же джаз, да, с возрастом.
6. Я не люблю музыкальную эстетику 70-х, все эти виа, юношей в ушитых рубашках и сладкоголосые подпевки. Мулявин – вне этого ряда (см. панегирик хоровому пению).
7. Мода на Магомаева меня не коснулась, было смешным и нелепым его раздувание ноздрей и знаменитая стойка циркулем. Его вокальные данные оценила рационально, много лет спустя.
8. Мулерман, Хиль, Ободзинский, Галина Ненашева, трио Меридиан, Алла Йошпе и Стахан Рахимов, Майя Кристалинская, Мария Пахоменко, Нани Брегвадзе – были, фоном.
9. По волне моей памяти Давида Тухманова. Важно.
10. Серов поразил когда-то баритональностью на фоне засилия тенорков. Но не более, просто запомнила «о!».
11. В детстве мы слушали с мамой пластинки с опереттами, всяких «Веселых вдов» и «Цыганских баронов». Милый жанр.
12. Помню, как крутили беспрестанно пластинки «Аккорда» и «Ореры».
13. Папа пел нам всякие веселые и дурацкие геологические песни – я и сейчас их помню.
14. Соперничество Ольги Воронец и Людмилы Зыкиной привлекало чисто драматургически) Хотя мама пела нам в детстве «Из далека долго течет река Волга».
15. То же – о Лемешеве и Козловском. Я была бы лемешевистка, во-первых, он был красивый, во-вторых, из-за любви мамы к фильму «Музыкальная история».
16. Утесов казался мне старым и скучным, Козин – только со слов папы, Вертинский – поначалу абсолютно не воспринятый при папиной попытке внедрить в сознание, манерный, странный – до легкой брезгливости, затем – вполне себе в ореоле эстетства первых студенческих лет.
17. Папа любил Высоцкого и записывал на магнитофон, муж - высоцковед и -фил) А я – нет, это не мое, всегда так было. Сейчас понимаю масштаб явления, так сказать, но не люблю.
18. То же – Галич. Папа цитировал)
19. Окуджава – весь, всегда, везде, без смущения строчкой, неприятием, только с любовью.
20. Барды – отчасти, вне остросоциальных и бытописцев типа Шаова. Скорее отдельными песнями. Хотя петь под гитару у костра – любимое наследие пионерско-комсомольского прошлого.
21. Цоя я впервые услышала из радиоточки на стене в питерском общежитии, точнее, первое о нем упоминание, победил в каком-то конкурсе с песней про алюминиевые огурцы, - считаю себя открывателем)
22. Привезла из Питера в дом моду на Башлачева, БГ, Шевчука, Цоя. Цоя пели наши с сестрой маленькие дети в домашних концертах с бадминтонными ракетками вместо гитар.
23. Была влюблена в Джо Дассена.
24. Мирей Матье слишком картавила.
25. Эдит Пиаф. Я ни о чем не жалею. Расширитель.
26. Писали письмо курсом в защиту Дина Рида.
27. Битлз великие, хотя бум вместе со всеми не переживала, внутренне не визжала.
28. Слушала все репертуарные оперы в двух столицах и в записи. Ушла только с «Трех апельсинов» Прокофьева в Мариинке.
29. Каватина Нормы – это я)
30. И почти весь Верди!
31. Реквием Моцарта в питерской Капелле чуть не лишил рассудка.
32. Под Уитни Хьюстон рефлекторно плакала, как собака-павлова.
33. Есть фантомы песен, неведомыми путями всплывающих из памяти и выжигающих разные конфигурации, например, Звезды Родины или из Детей капитана Гранта. Список можно продолжить )
34. О, вот еще - Уйду с дороги, таков закон, третий должен уйти )
35. Хоры, еще раз, всякие, валаамский, католические, оперные (Набукко) - не счесть.
36. Испанцы и пять кинжалов. Да, с Лоркой, благодаря.
37. Мой путь Синатры – с ней можно в последний путь)
38. Женские оперные дуеты, из Пиковой дамы или Оффенбаха.
39. Что-нибудь найти в музыкальных коллекциях друзей-лирушников и запасть.
40. И Стинг, простой и босоногий (с)
41. Умению петь публично, хором и с удовольствием (простите за силлепсис) научил меня "Орленок", думаю, репертуар там был в основе бардовский, с небольшим довеском революционной романтики, но очень умеренно. Лыжи у печки стоят, Вечер бродит и все такое.
42. Любимыми в детстве у дочери были Сплин и Щербаков, у сына - Ромштайн и что-то чудовищно горловое и очень громкое. Сейчас не знаю
Непраздный вопрос: зачем это написано и, главное, выставлено. Написано, наверное, из-за тоски по уходящему навсегда, ношусь с мыслью, что на нас история семьи остановится, то есть она, эта история, Бог даст, продлится, просто никому не будет нужна в своей доисторической части) И я не обижусь на отпрысков - у них своя сложная жизнь, им негде хранить архивы) Черт, не успеть уже родовое гнездо свить с сундуками и темными антресолями!

Еще живет надежда на чудо, смешная и потаенная. Вдруг кто прочтет и воскликнет, как в индийском фильме: брат! Видимо, мое безродственное одичание толкает на подобные романтические глупости.

Опять же каждый раз удивляет меня факт, что до прошлого просто рукой подать, и мой дед, хоть я его никогда не видела и увидеть не могла, родился всего через несколько лет после отмены крепостного права. Ну, десятков лет! Поколениями мерять - совсем недалеко мы оказываемся от того, что казалось в детстве чем-то космически отдаленным во времени и пространстве.
Мой дед по матери - Валериан Григорьевич Попов (28.06.1876-16.05.1942). Родился в Симбирске, умер в Свердловске, в 66 лет, соскользнул с обмерзших ступенек трамвая и отбил почки. На фотографиях это пожилой седой человек с добрым спокойным лицом, скорее дед, чем отец. Так и есть, он поздно женился второй раз, по тем меркам почти стариком, но об этом – ниже. В дедовской биографии полно тайн, которые вряд ли уже когда будут разгаданы.
Read more...Collapse )
Я в спорте не очень, поэтому все больше из-за стенки, как под музыку дождя. Ну волейболисты сегодня, конечно, да.
Остальное, художественное в своем роде, вызывает ряд вопросов.
Например, будут ли в Сочи показывать взятие революционными матросами Зимнего? Имеет ли смысл построить закрытие на реминисценциях из фильмов Гайдая и цитатах из Пушкина? Не станет ли прямым заимствованием выстреливание Иосифа там Виссарионовича из маковки Спасской башни (можно под музыку из кинофильма "Цирк")? И вот еще: не добавит ли боевого духа нашим спортсменам отказ от этой идиотской формы в сатиновых огурцах? Снуют толстые тренеры и могутные атлеты – будто пижамки снять не успели.
Какая мода образовалась в ЖЖ: писать о стареющих родителях как о милых, забавных идиотах. С любовью писать, остроумно так.
Сегодня первое воскресенье моих вакаций (хотя половина отпуска пройдена, но так вышло), и день объявлен Территорией без пАренья. Без, без, без.

Ну и теперь хроника БЕЗ. Утром - дождик за окном, тихий дождик. Ночью была гроза. Под окном процокали копыта: каждый ранний день, преодолев таинственный портал, бодренько трюхает повозка. Весы показали неутешительное, опечалиться бы, но нет! Я уже докладывала вам, что уход за онкобольными просветляет, в части взаимоотношений с весами - также.

Зарядка! Зарядка выявила скрежет в правом тазобедре, но имела место быть - Дуся ей свидетель. Дуся наровит улечься головой на мою кружевную подушечку, ежели гоню - громко ругается и бежит жаловаться КВ. У меня много было романтических мечт, например, работать учительницей на Крайнем Севере, играть эпизодические роли у Германа или танцевать Жизель, зыбко потряхивая мыском пуанта. Еще была мимолетная мечта завести кошку, нет, Кошку, чтобы легендарная, член семьи, рассказывать через два поколения и все такое. Бог Милосердный избрал именно это желание для исполнить, и спасибо Ему.

Дальше - выйти, выйти обязательно, потому что - мелкий дождик, а для наших широт это июльское диво. Предвкушения не обманули - как прекрасен мир после дождя, как! В магазине дел у меня нет, поэтому пришлось изобрести. Долго бродила по рядам в поисках благословенных продуктов, нашла, наконец, ржаную муку и овсяную, и морскую капусту, и карри. Опять подумала, как меняются моды: белая - барская - мука теперь в общем отделе, для плебса, а с отрубями и рожью, грубая и черная - для утонченных леди и вдумчивых джентельменов. Ликуй, крестьянство, ты отомщено.

Добрые дела только начинаются, это всегда у меня так: или все или ничего. Потому метен подъезд и брызган водою. Мы живем в этом доме с 1973 года, и приличных людей в нем мало: все больше квартиранты иль люмпены. Потому не до паркетных шорков: было б почище. И сделано.

Теперь завтрак. Сегодня он неправильный, и все из-за остатков кефира в холодильнике. Я ж вечером кефир пью теперь. Горжусь сестре, а она: давно сказано, что вредно, кислая среда, да-да-да. Посрамлены рекомендатели, теперь, думаю, навек. Отныне все полезно и все вредно, запреты сняты, рекомендации ошельмованы: Бог смеется над нами в своей прохладной вышине.

Но оладьи я все ж сделаю, и КВ любит - воскресное! Я мастер оладий, я просто гуру оладий, хотя это блюдо количеством масла и способом приготовления оскорбительно для поборников - нас - правильного питания. В тесто я добавила красную смородину, яблоки соломкой, чего-то темненького из коробки "Манка по-старорусски". Там отруби и ростки, значит, имеет право.